как возник и что скрывает миф о всеобщем высшем образовании

Миф о всеобщем высшем образовании

Многие уверены, что по охвату населения высшим образованием Россия опережает большинство других стран. Часто приводятся данные ОЭСР, согласно которым более половины населения России в трудоспособном возрасте имеют высшее образование. Этот факт настолько утвердился в общественном сознании, что его мало кто ставит под сомнение. В России слишком много образованных людей и университетов; по выражению Владислава Иноземцева, страна больна «злокачественным» высшим образованием.

На самом деле эта точка зрения – миф, не основанный на реальных статистических данных. Мы подробно анализируем их в статье в новом номере журнала «Вопросы образования». Начнем со статистики ОЭСР. В категории tertiary education ОЭСР учитывает как высшее, так и среднее профессиональное образование, поэтому часто цитируемые проценты включают в себя в том числе и выпускников советских техникумов. Более того, ОЭСР не обладает независимыми источниками данных и их оценки основаны на данных Росстата.

По данным переписи населения 2010 г., лишь 27% россиян в возрасте от 25 до 64 лет окончили вуз. В группе от 25 до 34 лет таких людей больше – 34%, но до всеобщего высшего образования это по-прежнему далеко. Действительно, в более молодых поколениях высшее образование получает все больше людей, однако это международная тенденция и Россия здесь не является исключением. В Великобритании, Франции, Германии процент людей с высшим образованием выше. Россия – на одном уровне с Латвией, Болгарией и Польшей.

Перепись населения проводилась семь лет назад, ее данные отчасти устарели и далеко не всегда точны. В 2012 г. НИУ ВШЭ начал независимое исследование образовательных траекторий выпускников российских школ. В рамках проекта «Траектории в образовании и профессии» мы отобрали общенациональную представительную выборку, включавшую около 4000 учеников 9-х классов. В дальнейшем мы совместно с фондом «Общественное мнение» продолжали опрашивать отобранных детей каждый год, следя за их образовательными результатами и карьерными устремлениями. Эти данные позволяют точнее установить долю учеников, поступающих в вузы, в наиболее молодых когортах.

Мы видим, что после 9-го класса около 40% учеников ушло из школы в систему среднего профессионального образования – техникумы и училища, которые продолжают играть важную роль в российском образовании. Из тех, кто остался в школе и окончил 11-й класс, около 80% поступило в вузы. Именно образовательный переход после 9-го, а не 11-го класса оказался наиболее важным с точки зрения формирования социального неравенства. В целом лишь около половины учеников из изначальной выборки оказалось в системе высшего образования.

Источник

Как возник и что скрывает миф о всеобщем высшем образовании

Широко распространено мнение, что по охвату населения высшим образованием Россия опережает большинство европейских стран. Мы показываем, что, по данным переписи населения 2010 г., лишь 34% россиян в возрасте от 25 до 34 лет имеют высшее образование. По этому показателю Россия близка к большинству восточноевропейских стран и несколько отстает от западноевропейских. Данные лонгитюдного исследования «Траектории в образовании и профессии» подтверждают этот вывод: лишь около половины школьников, окончивших 9‑й класс в 2012 г., в 2015 г. учились в вузах. Массовизация высшего образования в России соответствует общеевропейскому тренду. В России, как и в других странах, в последние десятилетия меняется гендерный состав студентов: девушки поступают в вузы с большей вероятностью, чем юноши. Анализ социально-демографических характеристик учащихся с разными образовательными траекториями указывает на значительное социальное неравенство в российской системе образования. 84% детей родителей с высшим образованием поступают после школы в вузы. Среди детей родителей без высшего образования таких только 32%. Образовательной «развилкой», наиболее важной для формирования неравенства, является переход после 9‑го класса. Дети из менее социально привилегированных семей уходят на этой стадии в систему среднего профессионального образования. Образовательный переход после 11‑го класса менее важен: как минимум 80% учеников 10–11‑х классов впоследствии поступают в вузы.

Источник

В новом номере журнала «Вопросы образования» вышла статья «Как возник и что скрывает миф о всеобщем высшем образовании»

Авторы развенчивают миф о том, что по охвату населения высшим образованием Россия опережает европейские страны и объясняют, как существование такого мифа сказывается на поддержания существенного социального неравенства.

В новом номере журнала «Вопросы образования» вышла статья «Как возник и что скрывает миф о всеобщем высшем образовании»

Авторы развенчивают миф о том, что по охвату населения высшим образованием Россия опережает европейские страны и объясняют, как существование такого мифа сказывается на поддержания существенного социального неравенства.

Для этого используются данные проект «ТРОП», российской и европейской переписей населения.

«Преодоление мифа о всеобщем высшем образовании имеет важные содержательные последствия: оно необходимо для адекватного понимания неравенства в образовании. Проблема выходит за пределы исключительно научной дискуссии, поскольку основанные на стереотипах, а не на результатах исследований дебаты об образовании упраздняют экспертизу как элемент образовательной политики и примитивизируют общественную дискуссию, превращая ее в состязание пропагандистских клише».

По выходу статьи также вышла заметка в газете «Ведомости»

Авторы:
Бессуднов Алексей Рудольфович DPhil, преподаватель факультета социологии, философии и антропологии университета Эксетера (Великобритания).
Куракин Дмитрий Юрьевич кандидат социологических наук, директор Центра культурсоциологии и антропологии образования Института образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».
Малик Валерия Михайловна ведущий эксперт Института образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Источник

Два бессмысленных мифа о высшем образовании

Автор — ректор Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика»

как возник и что скрывает миф о всеобщем высшем образовании

В дискуссиях о высшем образовании в России присутствует два критических тезиса, которые можно услышать всегда и ото всех — как говорили когда-то, от рабочего до министра. Одна тема количественная: в стране производится слишком много специалистов с высшим образованием, тогда как налицо нехватка технических кадров и среднего технического персонала. Вторая тема — качественная: вузы упрекают в неспособности готовить востребованных специалистов, причем востребованность измеряется количеством выпускников, пошедших работать по специальности.

Оба тезиса столь же просты, сколь и бессмысленны. Избыток специалистов с высшим образованием и их неготовность работать по специальности являются проявлением того, что наше общество давно вышло за рамки индустриальной системы и для нас неприменимы популярные на протяжении большей части ХХ века критерии качества профессионального образования.

Трудно не обратить внимания на то, что серьезным источником искусственного спроса на высшее образование является всеобщая воинская обязанность. Этот феномен совершенно не соответствует вызовам постиндустриальной экономики и постиндустриальной демографии, оказывая искажающее влияние и на профессиональную мотивацию, и на рынок труда. Если бы Билл Гейтс должен был, чтобы избежать армейскую службу, доучиваться в университете, а потом писать никому не нужную диссертацию в очной аспирантуре, то в мире, наверное, появился бы еще один неплохой инженер или даже профессор, но не было бы компании Microsoft.

Современное образование непрерывно. Идеал советской трудовой модели — человек, окончивший вуз, пошедший работать по специальности и имеющий одну-единственную запись в трудовой книжке, — не является в настоящее время не только пределом мечтаний для человека, но и желательной нормой поведения для общества и государства. За пять-шесть лет освоения высшего образования появляется большое число профессий, которых на момент поступления в вуз просто не существовало. В этом отношении появление двухступенчатого образования (бакалавриата и магистратуры) является ответом на требования времени, поскольку позволяет уточнять специализацию в период обучения в университете. Однако эта линия должна быть продолжена в виде программ поствузовского образования.

Динамизм современной экономики, в которой постоянно появляются новые сферы деятельности и профессии, требует постоянного изменения квалификации. Иначе человек оказывается в стороне от прогресса и не может считаться успешным. Всем, кто призывает оценивать вузы по количеству выпускников, работающих по специальности, достаточно ответить на вопрос, много ли профессионально успешных и известных людей работает по специальности? В общем-то, почти никто.

Еще одной особенностью постиндустриального общества является спрос на всеобщее высшее образование. Естественно, образование не может угнаться за спросом, отсюда быстрый рост вузовского образования при ухудшении его качества. Нельзя сказать, что за последние 20 лет высшее профессиональное образование в России ухудшилось. Хорошего образования, хороших университетов осталось примерно столько же — какие-то сохранили свои позиции, какие-то просели, появились новые лидеры. Однако мы сохранили способность учить очень хорошо примерно 20% выпускников школ, как это и было в эпоху развитого социализма. Но поступает-то в вузы сейчас почти 100% — и, естественно, результатом становится вопиющее снижение среднего качества.

Значит ли это, что необходимо ограничить количество вузов? Уверен, что нет. Если люди хотят получить диплом о высшем образовании, они должны иметь такую возможность. Однако профессиональное сообщество и рынок труда должны, в свою очередь, иметь инструменты оценки качества специалистов. Нельзя сказать, что этого не существует, — работодатели прекрасно знают, выпускники каких вузов чего стоят. Возможно, в ряде отраслей следует добавить профессиональный экзамен, выведенный за рамки самого вуза.

Другой способ смягчить давление массового спроса на университетское образование — появление прикладного бакалавриата. Он должен давать прикладное профессиональное образование (близкое к профессиональному колледжу), не требующее фундаментальных университетских знаний. Однако обучение должно проводиться в университете и быть частью вузовской программы, что позволит в дальнейшем продолжить образование и получить соответствующий диплом.

Автор — ректор Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика»

Источник

Миф о всеобщем высшем образовании и роль образовательной развилки после 9-го класса

В журнале «Вопросы образования» (главный редактор – Ярослав Кузьминов) опубликовано новое исследование ученых Института образования НИУ «Высшая школа экономики» о том, как возник и что скрывает миф о всеобщем высшем образовании.

Исследователи подчеркивают, что как политики, так и эксперты широко транслируют мнение о том, что Россия опережает многие, если не все, европейские страны по охвату населения высшим образованием. Авторы статьи, пользуясь данными всероссийского исследования «Траектории в образовании и профессии» (ТрОП), статистики и результатами международных исследований, показывают, что Россия по этому показателю находится на одном уровне с восточноевропейскими странами, отставая от западноевропейских, и объясняют причины такого заблуждения.

Одна из них – недостаточное внимание к сектору среднего профессионального образования. По данным исследователей, после 9-го класса почти половина школьников уходят в колледжи и техникумы, и далеко не все из них впоследствии получают высшее образование. Однако эксперты часто упускают этот факт и ориентируются на статистику о выпускниках одиннадцатых классов, большая часть из которых (как минимум 80%) действительно поступают в вузы. Отчасти путаница происходит также и из-за неправильного перевода терминов: статистика ОЭСР, которую часто используют для иллюстрации тезиса о всеобщем высшем образовании в России, объединяет высшее образование и часть программ среднего профессионального образования (программы подготовки специалистов среднего звена) в единую категорию «третичного образования», которую иногда по ошибке приравнивают к высшему образованию.

Как подчеркивает научный руководитель Института образования ВШЭ Фрумин Исак Давидович: «Недостаточное внимание к системе среднего профессионального образования приводит к недооценке эффектов социального неравенства, в формировании и поддержании которого образовательная развилка после девятого класса играет ключевую роль. На вероятность остаться в школе влияет как успеваемость, так и социально-экономические и гендерные факторы. Дети из более «привилегированных» семей имеют более высокие шансы продолжить обучение в 10 классе, даже если они учатся одинаково хорошо с точки зрения оценок; а девушки лучше учатся и чаще остаются в школе, чем юноши».

Итак, каков же реальный охват населения высшим образованием? По данным переписи населения 2010 года, в России высшим образованием обладают 27% населения в возрасте от 25 до 64 лет. В более молодых когортах (от 25 до 34 лет) эта доля увеличивается до 34%. Данные ТрОП, представленные выше, соответствуют этим цифрам. В следующих волнах исследования будет возможность уточнить, каков процент учащихся техникумов и колледжей поступают в вузы.

По мнению руководителя исследования Дмитрия Куракина: «Россия находится в русле мировых тенденций в сфере образования, и в этом смысле нельзя сказать, что российское образование развивается по какому-то особому пути. Среди общеевропейских трендов, которые характерны и для России, можно выделить следующие:

Интересно, что Россия не уникальна и в переоценке доли населения с высшим образованием. Схожие дискуссии происходят и в европейских странах, например, в Великобритании.

Траектории в образовании и профессии» (ТрОП) – это уникальный для современной России лонгитюдный проект. В нем принимают участие почти 5 тысяч девушек и молодых людей из 42 регионов России. В 2010-2011 году, когда они были школьниками и учились в 8-м классе, они стали участниками ежегодного исследования, которое проводит Институт образования ВШЭ. «Полученные результаты некоторых исследований в рамках проекта действительно можно считать скандальными», – дополняют авторы исследования, – «поскольку они отличаются от устоявшихся точек зрения. Команда проекта активно занимается распространением полученных данных, принимая участие в семинарах Института, видео которых представлены как на сайте, так и на странице Института образования ВШЭ на видеохостинге YouTube».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *